16+
Сообщить новость
Вязниковская общественно-политическая газета Основана в марте 1917 г.
10:00, 07.05.2019

От войны до созидания

/ Общество
Войн в истории страны – долгих и кровавых – было много, но именно Великая Отечественная шла за выживание советского народа. О зверствах нацистов на оккупированной территории и массовых расстрелах мирного населения в современных школьных учебниках – почти ни строчки. Время стирает всё… Но пока живы участники тех страшных событий – мы помним.

Девчонка из Украины

На лице Екатерины Ивановны Бережанской навечно отпечатались метки войны – шрамы от осколков фашисткой авиабомбы, сброшенной на советских граждан, наводивших переправу через Днепр. В их рядах была тогда ещё совсем юная девушка Катя… Впрочем, об этом трагичном эпизоде она расскажет позже, а пока приглашает в свой дом.
Здесь тепло – даже очень. В окна падают лучи апрельского солнца, освещая лицо старушки. На спинке соседнего стула аккуратно висит свежий номер «Маяка». Несмотря на преклонный возраст, Екатерина Ивановна с интересом следит за вязниковскими событиями. А теперь вот и сама стала героиней публикации.
Мы сидим за столом и знакомимся. Екатерина Ивановна родилась в 1924 году в украинском селе Камыши.
— Большое было село, — вспоминает хозяйка. – Когда-то у нас жил пан, построивший себе обширный дом. В том здании потом семилетнюю школу разместили, которую я окончила. После ходила в соседний посёлок – за пять километров – в десятилетку. Свидетельство об окончании 10 классов получила за несколько дней до начала войны…
Десять классов по тому времени считалось колоссальным образованием, и похвастаться им мог далеко не каждый. Вообще, семья Екатерины Ивановны была хорошей и крепкой – родители-колхозники и три брата. Старший ещё до начала Великой Отечественной войны отправился в армию – на Дальний Восток. А отца… Отца по доносу посадили.
— Когда папу забрали, маме нас кормить тяжело было, — рассказывает Екатерина Ивановна. – Вставала она рано поутру, брала меня, и шли мы на базар. Мама продавала какие-то вещи, а я вставала в очередь за хлебом. Меня, маленькую, без очереди часто пропускали, и я сразу бежала в другой магазин. Бывало, что и две буханки хлеба удавалось принести. Так и жили, а потом папу отпустили – оправдали его.
Несчастий на долю этой семьи выпало много, но каким-то чудом все они преодолевались. Так, у мамы Екатерины Ивановны обнаружили рак, провели операцию, и… болезнь отступила. Казалось, все беды позади. Но тут началась война…

Снаряды для фронта

Историй и воспоминаний Екатерины Ивановны, прожитых и пережитых в суровые сороковые, хватило бы на целую повесть. К сожалению, газетный формат не позволяет описать всё. Остановлюсь лишь на самых ярких моментах, и да простят меня читатели.
— 22 июня 1941 года в нашем доме весь день звонил телефон, — вздрагивает пенсионерка. – Папы не было, и трубку долго никто не брал. А когда, наконец, ответили, то узнали страшную весть. Папа сразу же поскакал на лошади объявлять о всеобщей мобилизации. Всех мужчин призывного возраста забрали, а потом и девушкам повестки пришли.
Председатель военной комиссии в городе Кременчуге, увидев Катю, аж с места поднялся и сказал, что детей он на войну не берёт, — настолько девочка была маленькой и худенькой. Словом, вышла Екатерина на улицу, села на скамейку и заплакала.
— Мимо проходил офицер, — вспоминает она теперь. – Когда он узнал, в чём дело и что у меня 10 классов образования, то привёл назад на комиссию. Образованные люди в армии были нужны.
Екатерину Ивановну и её подруг, что называется, поставили на довольствие и разместили в казарме. Кроватей не было – только солома на полу. На следующий день после завтрака всех повели вглубь территории воинской части, а офицер подозвал Катю и приказал идти с ним.
— Привёл он меня в комнату с кроватью и столом, — рассказывает Екатерина Бережанская. – А у стены ящики – до самого потолка. Взял он два ящика, в которых лежали взрыватели разного типа для снарядов. Поставил задачу: научиться их отличать и сортировать. Каждая ошибка могла стоить нашим солдатам жизни. Ну а готовые снаряды грузили в эшелон и отправляли на фронт.
В изнурительной работе прошли месяцы, а потом личному составу приказали расходиться по домам. Бои шли совсем рядом. Идти по дороге в родное село было опасно – фашистская авиация совершала частые налёты.
— А дома было ещё хуже, — говорит старушка. – Каждый день боялись, что немцы придут…

Враг в Камышах

— Колхоз у нас был богатый, — вспоминает Екатерина Ивановна. – На бахче арбузы росли, овраг рядом был, в который мальчишки бегали. Однажды они прибежали, крича: «Немцы, немцы!». Это немецкая разведка шла.
Впрочем, раньше в село вошла отступающая советская пехота. Солдаты – окровавленные и голодные – еду не брали. Командование запретило, опасаясь диверсии со стороны бандеровцев, расплодившихся с приходом нацистов.
— К тому времени и папу-пенсионера на войну забрали, одни мы жили, — говорит хозяйка. – Мама взяла большой казан, в котором мы скотину кормили, вычистила его, наварила картошки с мясом и сказала солдатам, чтобы приходили, как стемнеет. Бойцы пришли с походными котелками, и все наелись досыта.
Впрочем, немецкие передовые части не дремали и, заметив в селе советских солдат, начали обстрел. Собеседница вспоминает, что снаряды повредили угол одного из домов, развалили яблоньку. Фашисты стреляли ночью, а днём близко старались не подходить – боялись.
— Командный состав нашей пехоты уехал на машине, – рассказывает собеседница. – Помню, что один молоденький офицер застрелился. А вот солдаты и сержанты – сами, без офицеров – пошли убивать немцев. И убили 11 фашистов – их потом возле дороги закопали.
Силы были слишком неравны, и ночью советские воины ушли, а наутро в Камышах появился враг.
— Немцы забрали продовольствие – молоко, яйца, масло… — говорит пенсионерка. – Село наше находилось в низине, а поверху шла дорога, и мы видели, как по ней гонят пленных. Выходили к ним и старались незаметно еду дать. Фашисты строго следили — били тех, кто просил еду, и тех, кто её давал. Когда второй раз пленных гнали, мы подготовились – наварили картошки и нагнали самогонки, и предложили угоститься главному немецкому офицеру. А когда он подобрел, попросили забрать самых слабых и измученных солдат, которые и идти-то не могли.
Одного из таких бойцов – измученного и ослабевшего – взяла к себе семья Екатерины Ивановны.
— Мама сказала немецкому офицеру, что этот солдатик – её брат – и уговорила отпустить, — вспоминает хозяйка. – Уложили дома, а у него дизентерия сильная, не ел ничего. Мама приготовила какой-то настой, начала поить. Потихоньку боец начал поправляться, а когда окреп, то сказал, что не хочет даром хлеб есть.
Солдат оказался хорошим сапожником. За несколько дней починив всю обувь в округе, он отправился искать своё воинское подразделение.
И это был не единичный случай. Однажды мама Екатерины Ивановны спасла от верной смерти советского моряка, сбежавшего из фашистского плена. Она укрыла его, рискуя собственной жизнью и жизнью детей (если бы немцы обнаружили беглого флотского, то расстреляли бы всех).
— Спал он полтора дня, не просыпаясь, — говорит Екатерина Бережанская. – За это время мама перешила его форму – придала ей вид сельской одежды. Это спасло ему жизнь. Позже – когда фашисты отступали, и наша армия шла через село – был интересный случай. В рядах советских войск оказался этот солдат. Он подбежал к нашему дому, увидел мою маму, обнял её и долго не отпускал…

О пользе образования

За время оккупации Екатерина Ивановна насмотрелась всякого. В рядах фашистов были не только немцы, но и прибалты. Встречались и предатели-украинцы. Один такой перебежчик ходил вместе с нацистским патрулём по домам и показывал, где могут укрываться советские солдаты.
Ещё в школе Катя прилежно изучала немецкий язык, который теперь ох как пригодился! Девушка подслушивала разговоры врагов, и лучик надежды впервые промелькнул, когда два немца говорили о ситуации в Харькове. Бои за город, как выходило из их речи, шли упорные, он несколько раз переходил из рук в руки, но последнее слово осталось за Красной Армией.
А как-то раз в Камыши нагрянули эсэсовцы.
— Я тогда хорошие сапожки носила, так они их увидели и захотели отнять, — говорит пенсионерка. – Сказали, чтобы я снимала. А я ответила, чтобы к коменданту шли (они коменданта боялись). Они поворчали и отстали, а я убежала прятаться, знала, что ночью за мной придут. И точно: приехали на мотоциклах, искали, всё вверх дном перевернули, но не нашли!
Наступление советских войск было неотвратимо, и немцы сожгли село. Осталось всего четыре дома. Тогда Екатерина Бережанская впервые увидела, как работает наша «катюша»!
— Как враги бежали! – восклицает пенсионерка. – Они мчались, не разбирая дороги, перелезая друг через друга. А их преследовали наши женщины на самолётах!
Уцелевшие селяне стали активно помогать родной армии. Война калёным железом прошлась по всей Украине, Кременчуг в упорных боях был полностью разрушен… Везде требовались рабочие руки. Катя трудилась наравне со всеми.
— Надо было строить мост через Днепр, — вспоминает хозяйка. – И тут немецкий самолёт прорвался. Сбросил бомбы совсем рядом – чуть-чуть в нас не попал, но осколками лицо зацепило. Мост мы всё-таки построили и перебросили через него войска.
Тогда же умную и находчивую девушку (да к тому же имеющую десять классов образования) из села Камыши заметили и направили на обучение в Кировоградский строительный техникум. Там студентка Екатерина Бережанская и встретила победу.
— Когда по приёмнику объявили, что война окончилась, на городской площади собралось уйма народа – битком, — говорит пенсионерка. – Гуляли до самого утра и всё никак не могли поверить, что страшные времена позади.

P.S. После войны наша героиня продолжала самоотверженно работать на благо своей страны. Сорок лет (прежде, чем переехать в Вязники) она прожила в туркменском городе – городе, который появился в бесплодных Каракумах благодаря созидательному труду советских граждан. И в число его основателей вписано имя Екатерины Ивановны Бережанской.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме

Архив новостей
08:33, 22.08.2019 0 комментариев
Торжество Никологорцев / Общество


теги:
09:07, 20.08.2019 0 комментариев
Помочь может каждый / Общество

Необычная встреча прошла 17 августа в ИПБЦ «Интеллект». Волонтёры владимирского регионального отделения поискового отряда «Лиза Алерт» познакомили вязниковцев со своей работой.


Архив блога