16+
Сообщить новость
Вязниковская общественно-политическая газета Основана в марте 1917 г.
13:59, 19.03.2020

СОЛДАТСКАЯ МАТЬ

/ Общество

Наша газета уже писала о земляках, проходивших службу в Чернобыле-2 и во время аварии на ЧАЭС оказавшихся в числе первых ликвидаторов ее последствий, но не только они.

Наша газета уже писала о земляках, проходивших службу в Чернобыле-2 и во время аварии на ЧАЭС оказавшихся в числе первых ликвидаторов ее последствий, но не только они. Вязниковец Сергей Лаверычев в те дни дослуживал срочную в Золотове подо Львовом, в в/ч 3238 и также вместе с товарищами оказался на передовой атомного фронта. К глубокому прискорбию, Сергея уже более шести лет нет в живых. Свидетельством о тех днях осталась заметка о нем в местной газете и воспоминания его матери Людмилы Федоровны Лаверычевой, бережно хранящей память о сыне.
У них всегда была душевная близость и внутренняя нежность, материнская и сыновняя любовь. Интересно и то, что они в разное время учились в одной и той же школе №1 имени Горького. И учителя у Сергея были те же, что и у его мамы, разве что немного состарившиеся: Александр Петрович Павлов по литературе, Вера Александровна Смирнова по биологии, Римма Григорьевна Боровкова по химии. Сергей, по словам Людмилы Федоровны, учился хорошо по всем предметам, любил рисовать, увлекался фотографией, в то время черно-белой. Большинство снимков в семейном альбоме сделано им.
Окончив школу, Сергей Лаверычев легко поступил во Владимирский политехнический институт, но после первого курса получил повестку в армию. Служить довелось на Украине, подо Львовом. К слову сказать, его дед Федор Юрьевич родом был из тех мест, со Львовщины. Когда-то он приехал в Вязниковский район на заработки, трудился на лесоповале, да так здесь и остался, обзаведясь семьей. Дед был участником Великой Отечественной войны, погиб в апреле 1945 года, перед самой Победой.
Как служил положенные тогда 2 года вчерашний студент Сергей Лаверычев? Как все: строевая на плацу, марш-броски с полной выкладкой, наряды, караулы. А еще он служил весело, судя по его солдатской записной книжке с шутками, экспромтами, стихотворными переделкам, например, в соавторстве с Пушкиным:

«Поверь, мой друг, взойдет она —
Звезда пленительного счастья,
Когда из списков этой части
Исчезнут наши имена…»

Юмор, ирония, здоровый сарказм помогали легче переносить тяготы армейских будней. Служба подходила к концу, до дембеля было рукой подать, когда случился взрыв реактора на Чернобыльской АЭС…
Людмила Федоровна работала главным бухгалтером отдела статистики, о Чернобыле узнала, как и все, из сообщений СМИ. Письма от сына они с мужем получали – Сергей не забывал родителей, писал, что все у него хорошо, ни на что никогда не жаловался. Конечно, материнское сердце всегда в тревоге за сына, но она вряд ли могла предположить, что Сергей окажется в числе тех, кого потом назовут ликвидаторами-чернобыльцами.
Когда Сергей вернулся домой в середине мая, в общих чертах он рассказал родителям, что и как приходилось делать ему на загрязненной радиацией территории. Людмила Федоровна узнала от сына о сложностях и неразберихе первых после аварии дней. О том, как Сергея с товарищами каждый день приво­зили из части на машинах в зону отчуждения и как они выполняли все, что им тогда поручали в условиях, мягко сказать, повышенной радиации. Хранила Л.Ф. Лаверычева и заметку в местной газете, присланную ей из Чернобыля, в которой шла речь о мужестве сына и его товарищей. Их ежедневные вахты в зону отчуждения продолжались с 26 апреля по 9 мая. Потом Сергей демобилизовался.
Первые дни, недели, месяцы были для ликвидаторов самыми тяжелыми, дальше тоже было не легче, но постепенно ситуация становилась подконтрольной. Отдав Родине воинский долг, Сергей Лаверычев осваивался теперь на гражданке. Как сказался Чернобыль? Людмила Федоровна заметила, что у сына начали сильно выпадать волосы. Стали втирать различные мази и как-то с этим справились, но это были лишь внешние заметные проявления последствий радиации.
После армии Сергей не стал продолжать учебу во Владимирском политехе, а поступил в Ивановское художественное училище. Просто почувствовал именно в этом свое призвание. Все шло хорошо, он успешно окончил училище, женился, вместе с супругой стали преподавать изо в школе. Зарплаты были небольшие, но ничего — как-то жили, 7 лет были вместе, а потом расстались. Возможно, тут сыграло роль и то, что у пары не было детей.
Сергей вернулся из Иваново домой в Вязники, к матери — отца уже не было в живых. Валентин Михайлович всю жизнь проработал в РСУ плотником, занимался и общественной деятельностью, был депутатом. Когда заболел, перенес операцию на легких, после выписки из больницы нужно было беречься, больше лежать, а он ездил в деревню к старенькой матери, ходил за ней — просто не мог иначе. Долг сыновний выполнил, а свою кончину приблизил.
Сергей зажил вдвоем с матерью, устроился на работу в ЦВР художником. Оформлял спектакли образцового детского театра «Островок» и другие мероприятия Центра. В коллективе его полюбили, был он профессионалом в своем деле и просто отзывчивым добрым и веселым человеком.
Однажды в квартире Лаверычевых случился пожар, его быстро потушили, но жильё пришлось заново ремонтировать. Сергей сделал это своими руками, иначе все бы влетело в большую копеечку. И не был бы он по сути своей художником, если бы не украсил стены собственными работами. Особенно Людмиле Федоровне нравится декоративное панно «Лягушка», которая, как сказал сын, должна приносить благополучие в дом. Действительно, стало что-то налаживаться в жизни Сергея Валентиновича. Он встретил понравившуюся ему девушку, вместе ездили отдыхать на море, но внезапная смерть чернобыльца перечеркнула все.
«Я похоронила маму, мужа, но особенно тяжелой была потеря сына, — говорит Людмила Федоровна. – Осталась я одна: ни детей, ни внуков нет. Племянники, дети моего брата, меня не оставляют, мы перезваниваемся, совсем уж одинокой я себя не чувствую». Не забывают солдатскую мать и побратимы её сына по Чернобылю, и она бывает на их мероприятиях. Ведь чернобыльское братство – особое.
В солдатской записной книжке Сергея Лаверычева, в самом ее конце, записаны слова песни «Припять-86» сочиненной тогда же, скорее всего, самим Сергеем с друзьями. Там есть такие слова:

«Пропитана пылью радиоактивной,
Уставшая смена в палатке заснет,
И день тот настанет, когда боевыми
Друзьями нас всех тогда назовут».

Мы опубликуем песню в ближайшем выпуске «Набата» полностью, как литературный памятник первым ликвидаторам, оказавшимся в самые трудные дни на переднем крае борьбы с радиацией, принявших ее на себя. Вечная им память и слава!

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме

Архив новостей
08:32, 8.04.2020 0 комментариев
Есть награды по итогам олимпиады! / Общество

Вязниковцы успешно выступили в региональном этапе Всероссийской олимпиады по специальности «Правоохранительная деятельность».


теги:
Архив блога