16+
Сообщить новость
Вязниковская общественно-политическая газета Основана в марте 1917 г.
09:09, 22.11.2022

Любовь и смерть лейтенанта Макарова

/ Краеведение

История человечества во многом соткана из всевозможных житейских драм. Не является исключением и прошлое нашего края. Одна из таких драм произошла более двух веков назад и вполне могла бы стать сюжетом для сентиментального душещипательного рассказа или даже романа.

Это случилось в самом конце галантного XVIII столетия, которое еще называли «веком просвещения». Тогда в отпуск на свою малую родину во Владимирскую губернию прибыл недавно произведенный в чин лейтенанта российского императорского флота 24-летний Платон Макаров. Его отец Василий Алексеевич Макаров ранее служил владимирским губернским прокурором и советником губернской казенной палаты в чине надворного советника (равного армейскому подполковнику) и был помещиком средней руки. Трех своих сыновей он определил в Морской корпус в Петербурге, который готовил офицеров военного флота. Платон из них был самым младшим.

В мае 1791 года кадет Платон Макаров императрицей был пожалован в гардемарины и в течение года проходил практику на кораблях Балтийского флота, продемонстрировав блестящие способности к службе. В мае 1792-го государыня произвела юного гардемарина в мичманы. Тогдашний главный командир Архангельского порта и командующий флотилией в Белом море адмирал Иван Яковлевич Барш, сын адмирала — немца на русской службе, уроженец Вологодской губернии, искал себе исправного и расторопного адъютанта. Приятели адмирала во втором поколении женатого, кстати, на сестре московского генерал-губернатора княжне Екатерине Владимировне Долгорукой, рассказали ему об успехах мичмана Макарова в учебе, и Барш попросил государыню определить молодого офицера к нему. Так Платон Макаров стал адъютантом опытнейшего адмирала Барша, героя морских сражений с турками, отдавшего флотской службе более полувека.

В ту пору Архангельск был не только северными воротами России, но и являлся важнейшей военно-морской базой, там на верфях в пригороде Соломбале из изобильного в тех местах леса строились военные корабли для русского флота, причем не только для Балтики, но и для далекого южного Средиземного моря. Во время войны со Швецией, которая грянула в 1788 году, Барш отправил на разведку корветы и фрегаты, построил канонерские лодки для защиты устьев Северной Двины (на этой реке и стоит Архангельск), а также приготовил к бою многочисленные береговые батареи. За усердие к службе Екатерина II наградила адмирала орденом св. Александра Невского.

Получив назначение к адмиралу Баршу, мичман Макаров, вероятно, испытывал двойственное чувство. С одной стороны, еще совсем молодого офицера не могла не привлекать романтика русского Севера и возможность службы при столь известном флотоводце, однако из столичного Петербурга Архангельск казался далеким захолустьем, затерянным за бескрайними лесными дебрями, где по полгода все замерзало среди снега и льда.

В качестве адъютанта адмирала Барша в Архангельске мичман Макаров прослужил пять лет. К тому времени после кончины Екатерины II на российский трон вступил ее сын император Павел I. Он ненавидел свою мать и все стремился изменить по-своему. При сумасбродном и взбалмошном государе началась чехарда назначений и отставок. Осенью 1797 года, прогневавшись на адмирала Барша по какому-то пустому поводу, царь отправил его в отставку. Адъютант адмирала вскоре тоже был уволен со службы. Однако отставка мичмана Макарова продлилась лишь 34 дня. За это время император «остыл» и предложил вернуться на службу и Баршу, и его адъютанту. Старый адмирал возвращаться на флот отказался (всего он отдал флотской службе 61 год), однако Макарову посоветовал служить дальше. Мичмана назначили в Балтийский флот, а вскоре сменивший гнев на милость Павел I произвел Платона Макарова в лейтенанты (тогда этот флотский чин соответствовал капитану армии) и предоставил ему отпуск, которого молодой офицер не получал уже несколько лет.

Так лейтенант Макаров приехал к своим родным в новеньком с иголочки офицерском мундире, произведя фурор среди знакомых барышень. В их числе была и Настенька Нестерова, дочь отставного майора Ивана Петровича Нестерова, помещика старинного села Барского-Татарова на речке Мстерке в Вязниковском уезде. Его отец и дед Анастасии Петр Степанович Нестеров прежде служил в Юстиц-коллегии, был суздальским прокурором и давно приятельствовал со своим прежним коллегой отцом молодого мичмана. Однако хотя Платон Макаров и Анастасия Нестерова знали друг друга с детства, но прежде не отличали друг друга от прочих знакомцев. А тут вдруг как ударило: бравый мичман как-то по-новому увидел изрядно подросшую и похорошевшую Настену и уже не мог отвести от нее глаз. В свой черед девушку очаровал повзрослевший, овеянный суровыми северными ветрами морской офицер. Между молодыми людьми вспыхнуло взаимное чувство. После нескольких свиданий дело на всех парусах шло к свадьбе, однако по традиции, которая бытовала в старину, родители Платона и Анастасии порешили поначалу ограничиться помолвкой, а потом, год спустя, обвенчать молодых. Надвигался новый железный XIX век, завершался 1799 год, уже родился великий Пушкин, когда обручившийся с Анастасией Нестеровой лейтенант Платон Макаров отправился в Кронштадт, где ему предстояло получить назначение на один из военных кораблей Балтийского флота. Накануне расставания нареченная невеста дала своему жениху серебряный образок святителя Николая Чудотворца — небесного покровителя моряков.

Для Платона и Насти год тянулся невыносимо долго. Письма, которые из села в пределах нынешней Мстеры до Кронштадта шли тогда более месяца, а ответ — еще столько же, утешали лишь отчасти. Однако когда установленный срок заканчивался, оказалось, что нового отпуска лейтенанту Макарову не дают. А там грянул дворцовый переворот, когда Павел I был задушен шарфом одного из бунтовавших гвардейцев. На престол взошел новый император Александр I, и все отпуска на полгода были отменены. Разлука затянулась еще почти что на год. Наконец, венчание было решено назначить на рождественскую неделю 1801 года. В октябре лейтенант Макаров, которому предоставлялся трехмесячный отпуск, должен был выехать на почтовых тройках из северной столицы во Владимир. А там предстояли приготовления к роскошной свадьбе, на которую предполагалось пригласить чуть ли не половину губернии.

Однако расчетное время приезда жениха прошло, а его все не было. Наконец, через случайных проезжих дошло письмо, написанное неизвестным почерком, в котором сообщалось, что господин Макаров лежит в жестокой горячке в одном из постоялых дворов под Москвой и нуждается в срочной помощи. Сам он писать не может, потому что почти все время без сознания и бредит, но в минуты облегчения случайным попутчикам у него удалось выпытать адрес родных.

От такого известия старик Макаров сам едва не помер, и за женихом с верными слугами помчалась Настенька. Через день она уже обняла своего любимого. Но свидание оказалось нерадостным: лейтенант очень сильно простудился в дороге, видимо, у него было воспаление легких. Платона с бережением привезли в Барское-Татарово. Туда собрали всех окрестных лекарей, в том числе из Владимира и Мурома. Однако тогдашняя медицина была не на высоте. Несмотря на все усилия эскулапов, 26-летний лейтенант умер на руках своей невесты.

Макаровы настояли, чтобы их сына и брата схоронили поблизости от их имения под Муромом. Безутешная Настя после столь сильного потрясения прожила в Барском-Татарове недолго. Что с ней сталось — пока установить не удалось. По одной из версий, она умерла от скоротечной чахотки в Германии, куда ее отправили на лечение. По другой — ушла в монастырь, навсегда скрывшись от жестокого мира…

теги:

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме

Архив новостей
10:28, 29.11.2022 0 комментариев
Главврач Симферопольского госпиталя Крымской войны / Краеведение

Потомок вязниковского духовенства Федор Алексеевич Цветков выбрал для себя профессию врача, стал военным медиком и после службы в различных полках получил повышение и назначение в благодатный Крым. Однако именно этот южный край вскоре стал полем боя ожесточенной Крымской войны. В эти тревожные годы военный врач Цветков оказался соратником прославленного хирурга Николая Ивановича Пирогова, который с большим теплом отзывается о своем коллеге в «Севастопольских письмах». Под началом Ф. А. Цветкова также работал другой легендарный врач Сергей Петрович Боткин. Труды и лишения во время Крымской войны стали причиной безвременной кончины доктора Цветкова, умершего еще до заключения мира всего в 51-летнем возрасте. До последнего дня он выполнял свой долг и в полной мере может быть поставлен в один ряд с героями знаменитой обороны Севастополя и российского Крыма.


09:57, 3.11.2022 0 комментариев
Предатели и пособники гитлеровцев не могут быть реабилитированы в принципе! / Краеведение

Война, как и любые чрезвычайные обстоятельства — хорошая проверка людей на прочность, верность своим убеждениям и своей Родине. Именно в таких условиях появляются герои и предатели. И если о героях Великой Отечественной по праву написано много добрых слов, то о предателях, особенно в тылу, у нас не особенно любили распространяться. А зря, так как судьбы Иуд весьма показательны, а их закономерный конец весьма поучителен.


09:26, 1.11.2022 0 комментариев
«БЛАГОПРИВЕТЛИВОСТЬЮ ПРИВЛЕКАЛ К СЕБЕ ВСЕХ И КАЖДОГО» / Краеведение

Ровно 300 лет назад в 1722 году в Астрахани, важнейшем южном рубеже Оте­чества, наш земляк епископ Астраханский Иоаким вступил в острый конфликт с астраханским губернатором Артемием Волынским. Владыка, боровшийся за чистоту православной веры, боролся против попыток иноземцев обратить местное население в свою веру, что могло стать первым шагом в попытке отторжения этой территории от России. Епископ Иоаким тогда на деле доказал, что в этой борьбе он не остановится ни перед чем, рискуя карьерой и свободой…


теги:
Архив блога